Prologue

Пролог     ENG 

…Ибо все, что зримо мне и тебе — лишь сон во сне.   — Эдгар Аллан По

Фотографируя, я ощущаю сопричастность проявлению реальности, её призрачного сияния: создаются формы, которые никогда не существовали. Находясь в контакте со светом и человеческим телом, со всем, что в эти секунды захочет оказаться на пути света, наблюдая, как происходит трансформация в непривычные образы, радуясь, что не можешь контролировать эту трансформацию, ловишь момент — получаешь заряд, опыт, удивление и — на короткий миг — успокоение, удовлетворение, подсматривая за природой процесса.

Изображение похоже на попытку воспоминания событий сна. Смутные контуры неосязаемого, наслоение образов-догадок-до-осмыслений. Попытка ухватить и задержать приоткрытое сном, прорвавшееся в преходящий мир:  узнавание (не)пережитого чувства, ощущения, намека, человека… далекого и близкого себя и того, кого никогда не было.

Когда я смотрю в недолговечное зеркало лужи, каждый листок, палка и кусок грязи с этой стороны — «перед зеркалом» — становится частью общей картинки, и я представляю себя «ту» — с  другой стороны —  у которой в картинке «спины» этих листьев, палок, кусков грязи. Мне приятен обмен догадками и несовершенствами. Это то, что я чувствую, когда получаются картинки:  заглядываю «из-за». 

.

«Состояние творчества есть состояние наваждения. Пока не начал — obsession [одержимость], пока не кончил — possession [обладание]. Что-то, кто-то в тебя вселяется, твоя рука исполнитель — не тебя, а того. Кто — он? То, что через тебя хочет быть… Состояние творчества есть состояние сновидения, когда ты вдруг, повинуясь неизвестной необходимости, поджигаешь дом или сталкиваешь с горы приятеля. Твой ли это поступок? Явно — твой (спишь, с н и ш ь   ведь ты!). Твой — на полной свободе, поступок тебя без совести, тебя — природы».  — Марина Цветаева.